LoLKeK Me

Фотолента поста - «Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Автор: maharudra, 15.04.2019 - 15:53

Рассказывает Александр Руцкой, Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР, генерал-майор авиации в отставке.

Я попал в Афганистан в 1985 году, был командиром штурмового авиационного полка. Мы прибыли туда оказывать помощь. А что такое штурмовая авиация? Авиационная поддержка сухопутных войск, воздушно-десантных войск. Ну и подготовка, соответственно, к ведению штурмовых операций — вот чем я там занимался.

via

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Первые впечатления в Афганистане — совсем другие условия для осуществления полетных задач. Там пустынно-горная местность, есть и тропики, и пустыни. Особенно сложно было в горных условиях. Представьте себе, что такое маневр на скорости в 600-700 километров в час! Какую необходимо иметь реакцию и как сложно выполнять боевую задачу, когда ты зажат со всех сторон в ущелье горным массивом. А кроме этого, по тебе еще и ведут огонь из всего, из чего только можно. Вот в таких условиях мы воевали.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Второй раз я оказался в Афганистане в 1988 году, уже в должности заместителя командующего ВВС 40-й армии, и снова пришлось летать. Получилось так, что у нас не было ни одного летчика, который мог выполнять боевые задачи в горной местности в ночных условиях, в том числе и в сложных метеорологических условиях. Поэтому, несмотря на достаточно высокую должность заместителя командующего, я из самолета, по сути дела, не вылезал. За время пребывания совершил 569 боевых вылетов и был дважды сбит.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

...Первый раз это случилось в апреле 1986 года. Была такая мощная опорная база у моджахедов в Афганистане — Джавара. Войска и афганские, и советские пытались взять эту базу. При высадке десанта были сбиты четыре вертолета с людьми на борту. Представьте себе, сколько было погибших. И тогда мне поступила команда выявить систему ПВО — проще говоря, вызвать огонь на себя. Первый раз я удачно сходил, правда, привез 39 пробоин, а второй раз уже сбили переносным зенитно-ракетным комплексом.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Мне удалось перетянуть через горный массив, и я достаточно поздно катапультировался на нейтральной полосе между базой Джавара и афганскими войсками. В итоге весь переломался. Первая попытка вытащить меня оттуда на БТР не увенчалась успехом, и тогда наши летчики вертолетной авиации подсели туда, где я находился, и забрали меня. Ну, а дальше — госпиталь, операция, реабилитация...

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

«6 апреля 1986 года в 22:00 во время 360-го боевого вылета самолёт командира авиаполка подполковника Руцкого был сбит с земли в ходе битвы за базу Джавара ракетой из переносного зенитно-ракетного комплекса "Blowpipe". На самолёте с горящими двигателями лётчик старался дотянуть до своих и поэтому катапультировался лишь за несколько секунд до столкновения с землёй с высоты 50 метров. При ударе о землю серьёзно повредил позвоночник (согласно диагнозу медиков, получил компрессионный перелом позвоночника.

Был подобран бронетранспортёром афганской армии, но в ходе перестрелки получил два ранения (в ногу и спину), после чего был эвакуирован советским вертолётом в госпиталь 40-й общевойсковой армии...»

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Основной травмой был перелом позвоночника. По сути дела меня приговорили к инвалидной коляске, но я встал на ноги, и не только встал, но и восстановился опять для продолжения летной работы. Год поработал заместителем начальника центра боевой подготовки военно-воздушных сил в Липецке. И через год меня опять отправили в Афганистан, как я говорил, на должность заместителя командующего.

И вскоре я вновь попал в перестрелку. Я выполнял ночью боевые задачи по уничтожению складов — тогда мы уже готовились к выводу наших войск из Афганистана. И нужно было ликвидировать как можно больше складов с вооружением, с боеприпасами, чтобы обеспечить вывод войск без потерь.


«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Я летал в ночь по три, по четыре раза. При выполнении одной из задач командир группы прикрытия — предатель (он, кстати, сейчас в США и уже дослужился до полковника) — дал врагам координаты места, где я находился. Истребители пакистанских ВВС зажали меня в ущелье и сбили.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

На самолете, в котором я летел, стояла система: если по нему пущена ракета, то срабатывает сигнализация и указывается направление, откуда ракета прилетела. Первая попала в правый двигатель. Когда система оповещения сработала, что идет вторая ракета, я уже катапультировался. И, уже находясь в катапультном кресле, я видел, как в самолет входит вторая ракета, — от него остались одни брызги... Я висел на парашюте и думал про себя: «Зачем мне все это нужно?»

Но что было делать — ведь я военный, я присягал на верность служению Родине, и эту присягу нужно было свято выполнять.


«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Тогда я выполнял боевую задачу на территории Пакистана и приземлился в 10-15 километрах от границы. Чтобы выжить, я целую неделю бегал по горам, уходил от преследований, перестрелок, дрейфовал по ледяной воде горных рек.
Я помню ситуацию: буквально полтора километра до нашего блокпоста в районе населенного пункта Хост, я ползу к реке попить воды, поднимаю голову — стоит женщина с ребенком. Ну что, стрелять что ли, чтобы уйти от преследований? Как можно выстрелить в женщину с ребенком? Я просто отполз и начал уходить.


«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

А эта женщина сообщила, что видела у реки человека, меня окружили пакистанцы, лупанули из гранатомета по скале, и меня ранило осколком в затылок. Я очнулся, когда меня несли на палке: руки связаны, ноги связаны, пропущена палка, и двое меня несут. Потом повесили на дыбу, и я так провисел двое суток.

Вы представляете себе, что такое дыба? Руки за спиной, веревка перекинута через перекладину и привязана к ногам, в таком положении висишь двое суток. На жарком солнце, а вечером тебя жрут москиты и комары, и ты ничего сделать не можешь. В голове только одна мысль: скорее бы все кончилось, потому что это невыносимые мучения, и ты понимаешь, что вероятность спасения минимальна.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Финиш был однозначно ясен: или намаз на крови сделают, или сдохну на этой дыбе. Вот и все. Они не сразу поняли, кто я, какое-то время я валял дурака, был достаточно молод и выглядел соответствующе. Я не сказал, что замкомандующего, а представился капитаном. Сказал, что при ведении боевых действий был ранен и потерял сознание, заблудился.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Спасло то, что мое местоположение вычислила пакистанская разведка, и они меня забрали. Отношение ко мне улучшилось, хотя бы кормили, не было хамства. Но дальше пошло склонение к предательству: они требовали указать на карте порядок вывода наших войск, показать, где размещены базовые склады вооружения и боеприпасов, которые мы справляем афганской армии и прочее. Меня было бесполезно пытаться соблазнить к предательству, я держался до конца.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Потом уже наша разведка, комитет госбезопасности СССР, вычислила, где я нахожусь, и произвела обмен на разведчика ЦРУ — такого же полковника, как и я, а потом меня вывезли в Советский Союз. Когда меня привезли домой, я весил 48 килограммов. Если сравнить сохранившиеся у меня фотографии, сделанные в те годы, то до выполнения боевого задания в кадре юноша 30-35 лет, а после того, как меня привезли, — старик 70-75 лет. Вот такие произошли изменения.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Александр Руцкой, Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР, генерал-майор авиации в отставке.

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Сбитая советская вертушка

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Советский солдат проходит мимо местного жителя

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Сожженая машина на дороге Афганистана

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Духи

«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

СУ-25, основной советский и российский штурмовик, до сих пор в строю!
На этом всё.



«Я видел, как в самолет входит вторая ракета»

Подписывайтесь на наш канал