Pochtoy.com

Фотолента поста - Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Автор: BigCap, 17.10.2020 - 08:21

29 мая 1985 года в Брюсселе «Ювентус» и «Ливерпуль» сыграли финал Кубка чемпионов. 39 человек так и не узнали, кто в нем победил.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Решение провести финал Кубка европейских чемпионов-1985 в Бельгии изначально многим не нравилось. Стадион «Эйзель» был старым и обветшалым, в его стенах и перекрытиях хватало дыр, а перемещения болельщиков толком никто не контролировал. У бельгийских властей и полицейских не было серьезного опыта организации матчей подобного масштаба, и к тому, что случилось в итоге, они оказались совершенно не готовы.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

На май 1985 года «Ливерпуль» был одной из сильнейших команд мира, выиграв 4 Кубка чемпионов за последние 8 лет, и подходил к матчу в статусе действующего обладателя трофея. Их оппонент, «Ювентус», был действующим обладателем Кубка обладателей кубков, в их составе числились многие игроки, победившие на последнем чемпионате мира 1982 года, а также обладатель трёх последних «Золотых мячей» Мишель Платини.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Несмотря на статус национального стадиона Бельгии, «Эйзель» на момент финала 1985 года был в крайне плохом функциональном состоянии и отмечал 55-летие. Уже несколько лет не оказывался нужный уход за ареной, и многие трибуны были в ветхом состоянии. Например, многие стены были построены из шлакоблоков, и любой желающий мог попасть на стадион, проделав в одной из таких стен отверстие или попросту её пнув, что и наблюдалось во время матча. Ещё до начала игры многие игроки и болельщики «Ливерпуля» были потрясены состоянием стадиона. До этого болельщики «Арсенала», игравшего здесь финал Кубка обладателей кубков с «Валенсией», жаловались на состояние стадиона, называя его «мусоркой». Попытки генерального директора «красных», Питера Робинсона, перенести финал с «Эйзеля» на другую арену не увенчались успехом. Предлагалось сыграть финал или в Барселоне на «Камп Ноу», или в Мадриде на «Сантьяго Бернабеу», но УЕФА отказался даже рассматривать данные варианты.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Стадион оказался переполнен, вместив 58—60 тыс. зрителей. За обоими воротами располагались террасы, стоячие трибуны, по 25 000 болельщиков с каждой стороны. Болельщики «Ювентуса» располагались в секторах O, N и M, болельщики «Ливерпуля» — в секторах Y и X, а сектор Z был отдан нейтральным бельгийским болельщикам. Эту идею поддержали как «Ливерпуль», так и «Ювентус», что дало повод различным агентствам и спекулянтам распространять билеты, тем самым создав опасную смесь болельщиков на стадионе.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В то время в Брюсселе, как и в остальной Бельгии, проживала достаточно внушительная итальянская община, благодаря чему иностранным фанатам «Ювентуса» не составило труда приобрести билеты в сектор Z. В дополнение к этому билеты, распространявшиеся различными туристическими агентствами, тоже достались поклонникам «Старой Синьоры». И лишь небольшой процент достался фанатам «Ливерпуля».

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В семь вечера, за час до матча, начались первые столкновения между болельщиками. Фанаты «Ливерпуля» и «Ювентуса» находились в опасной близости друг от друга, поскольку они занимали соседние сектора — X и Z. Их разделяло лишь временное ограждение и десяток полицейских. Ещё до начала матча с обеих сторон стали взлетать ракетницы и петарды.
Со стартовым свистком вместе с ракетницами полетели и камни, лежавшие под ногами болельщиков обоих клубов. Группа фанатов «Ливерпуля» двинулась в сторону к угловому флажку и попыталась перелезть через разделительные ограждения, в результате чего фанаты «Ювентуса» попытались убежать, перебравшись через стену стадиона. Многим это удалось, но стена не выдержала наплыва болельщиков и обрушилась. Именно в этот момент произошло наибольшее количество смертей — 39 погибших, плюс около 600 раненых.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Вот что пишет Мишель Платини

Пораженный масштабами кровавой драки, отряд бельгийских полицейских, всего из двадцати человек, которому было поручено покончить с насилием, допустил серьезную ошибку в оценке происходящего. Силы наведения порядка, считая, что они имеют дело с недисциплинированными болельщиками, стремящимися завладеть футбольным полем, поспешили блокировать все входы и выходы, вместо того чтобы открыть их как можно шире и не препятствовать эвакуации болельщиков с трибун. И вот толпа болельщиков оказывается зажатой между небольшой бетонной стеной и решеткой, которые отделяют трибуну от поля. Первые ряды падают, и их затаптывают напирающие сверху. Вдруг все приходит в движение. Стена разваливается под давлением этого гигантского людского слепого тарана. В тот же момент ломаются решетки и начинают разрывать тела прижатых к ним людей.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Полицейские направлены для регулирования прохода болельщиков на стадион. Ловушка захлопывается! Обезумевшие люди, стремясь вырваться из района драки, топчут упавших, тела которых нагромождаются друг на друга. Их десятки. У некоторых оторваны руки или ноги. Остальные толпой нахлынули на решетки, которые несут смерть

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В этом скопище людей, охваченных ужасом и безумием, каждый ведет борьбу за выживание, рассыпая удары кулаками и ногами, чтобы выбраться из этого бушующего на трибуне вулкана. За несколько секунд тридцать восемь человек лишились жизни. Футбольный праздник превратился в ужасную бойню. Здесь свирепствует пьяный террор, терpop слепой, неорганизованный, который уничтожает все на своем пути.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Пятьдесят тысяч зрителей на стадионе «Эйзель» еще не понимают, не осознают всего масштаба этой футбольной драмы. В какофонии звучащих труб, трещоток и песнопений не слышны раздирающие душу крики тех, кто агонизирует. Из репродукторов раздаются призывы к сохранению спокойствия. Все думают, что это обычная стычка. Всем хорошо известно: у английских болельщиков несколько горячая кровь.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В отместку за события, произошедшие на трибуне Z, фанаты «Ювентуса» с другой стороны стадиона устроили беспорядки и попытались попасть на трибуну, занимаемую болельщиками «Ливерпуля», выбегая на беговые дорожки. Лишь вмешательство полиции смогло остановить их. В течение следующих двух часов с их стороны в сторону полиции летели ракеты, выстреливаемые из ракетниц, петарды, камни и бутылки.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В это время игроки обеих команд находятся в раздевалках. Здесь не слышен шум стадиона, крики умирающих, хотя трагедия разворачивается над нашими головами.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

в раздевалку входит наш врач. Он в ужасе. «Есть раненые. Возможно, даже мертвые». Мы не можем в это поверить. В коридорах царит тревожное оживление, бегут врачи, пожарные, санитары с носилками. Слышатся голоса: «Несчастный случай», «Рухнула стена».

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Ровно в 8.00 к нам приходит один из ответственных лиц Европейского футбольного союза Ротенбюллер. Он страшно подавлен: «Дело приняло слишком серьезный оборот, срочно созываем совет, который вынесет решение о возможности проведения матча».

Ротенбюллер обращается к нам: «Если вы откажетесь играть, то будет уже не тридцать, а сто мертвецов».


Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Мы не хотим играть в такой обстановке. Ожидаем официального вердикта. Мы больше не в силах сдерживать себя и принимаем решение выйти на стадион, к нашим болельщикам, чтобы, вопервых, определить на месте масштаб катастрофы, а вовторых, кто знает, может, успокоить разбушевавшиеся страсти. Вместе с Бонини, Ширеа и несколькими другими игроками мы бежим к трибуне, ставшей ареной смерти для стольких мучеников. «Эйзель» напоминает извергающийся вулкан. Звуки праздника и предсмертные вопли слились там в один невообразимый адский гул. Наконец мы в середине толпы болельщиков, которым удалось спастись с трибуны «Z». Вокруг раненые, люди, еще не вышедшие из шокового состояния.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

«Отмщение! „Красные“ убили женщин, детей! Отмщение!» Болельщики окружают нас, они кричат нам о своей боли. У меня в глазах стоят слезы. И я понимаю, что утешительные слова о спокойствии, выдержке, братстве звучат смешно, когда я вижу, какие страдания испытывают эти люди. Они хотят прорвать хилый полицейский кордон, который отделяет их от «красных», и отомстить за все. Опасаясь, как бы они не последовали примеру английских хулиганов, я пытаюсь спокойно объяснить им, что их действия нам помешают, так как мы должны играть этот матч. Это – единственный способ избежать еще больших жертв. Мы отомстим за всех на поле, так как из-за нас, футболистов, наши болельщики приняли смерть.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Единственный вопрос, стоящий перед нами: как же играть такой матч? «Эйзель» все еще остается чудовищной пороховой бочкой, где полыхают ненависть и желание отомстить. Я говорю себе: только игра может охладить эти накаленные страсти.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Я, конечно, растерян, но я твердо знаю: нужно играть. Если мы не станем играть, то у выхода со стадиона развяжется новая бойня между пьяными хулиганами и нашими тифози, жаждущими мести. Даже трудно представить, чем это все закончится. Пусть лучше страсти улягутся во время матча. Это позволит избежать худшего.

Мы никак не можем сосредоточиться. Джиованни Аньелли, крайне расстроенный, покидает стадион. Он едет прямо в Турин. Он не будет присутствовать на матче, для него футбол потерпел полное крушение… Мы говорим отрывистыми фразами. Словами, лишенными смысла. Наш капитан Ширеа отправляется зачитывать по микрофону призыв к спокойствию и благоразумию. Траппатони пытается мобилизовать нас на игру, настраивает на победу. Победу, которую мы хотим, должны посвятить жертвам.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Но я слышу отчаянные крики тех, кто заглянул смерти в лицо: «Ради бога, умоляем вас, не играйте! Какой стыд! Ведь погибли люди! Не играйте!».

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Матч начинается с опозданием на 45 минут. Мы выходим на поле, англичане и итальянцы, едва поднимая глаза друг на друга. Англичане понимают нашу боль, мы понимаем, что им стыдно. Игра начинается. В течение 90 минут матча по радио постоянно зачитывают приказ военнослужащим немедленно прибыть в свои казармы и сосредоточиться возле стадиона «Эйзель».


Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Несмотря на все это, матч состоялся. Его участники потом признавались, что не представляли себе масштабов трагедии и количества погибших, а официально игру решили провести, чтобы избежать дальнейших беспорядков и столкновений.«Ювентус» выиграл 1:0 благодаря голу Мишеля Платини с пенальти во втором тайме, а то, что случилось после этого, многие фаны «Ювентуса» своей команде так никогда и не простят. Игроки радовались, отмечали первую в истории клуба победу в Кубке чемпионов, фотографировались с Кубком, а в нескольких десятках метров от этого со стадиона все еще вывозили трупы.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

В результате трагедии погибли 39 человек, 32 из которых были итальянцами, 4 — бельгийцами, 2 — французами и 1 — ирландцем. Около 600 человек получили ранения. Ответственность за кровавую драму лежит не только на болельщиках, но и УЕФА, разрешившем проводить матчи на обветшавшей арене. «Эйзель» не отвечал требованиям безопасности. Не была готова и бельгийская полиция, но наказали исключительно англичан. УЕФА наложил запрет на выступление в турнирах, организуемых УЕФА, всех клубов Англии на неопределённый срок, но не менее пяти лет (на сборную это не распространялось), а «Ливерпуль» должен был отбыть дисквалификацию дополнительно три года, но через год после снятия запрета с остальных клубов «Ливерпуль» был амнистирован. В 1995 году злополучный стадион «Эйзель» был снесён, а на его месте построен «Стадион короля Бодуэна».

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

бельгийское следствие через несколько лет предъявило 14 болельщикам «Ливерпуля» обвинение в убийстве, но серьезных сроков в итоге почти всем удалось избежать.

О случившемся предпочли как можно быстрее забыть почти все участники тех событий. У «Ливерпуля» через 4 года случился «Хиллсборо» (многие уверены, что если бы из «Эйзеля» вовремя сделали выводы, новой трагедии удалось бы избежать), а пострадавшие и родственники погибших больше всего обижены на «Ювентус». По утверждениям многих из них, клуб не счел нужным ни выплатить компенсации, ни построить большой мемориал, ни вообще каким-то достойным образом почтить память жертв.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Об «Эйзеле» снова вспомнили лишь весной 2005-го, когда «Ливерпуль» и «Ювентус» сошлись в четвертьфинале Лиги чемпионов – и встретились впервые после трагедии. Англичане тогда на «Энфилде» из букв выложили слова «Дружба», что у итальянцев вызвало противоречивую реакцию: кто-то похлопал, кто-то отвернулся, кто-то пришел в ярость.

В самом «Ювентусе» ситуация начала меняться в 2010 году, когда президентом «Ювентуса» стал Андреа Аньелли. В Турине на новом стадионе «Ювентуса» состоялась церемония памяти, была установлена памятная табличка с именами погибших.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Вспоминает Кенни Далглиш

События, которые стали печально известны как "Ужас Эйзеля", частично берут начало в Риме. За год до трагического матча "Ливерпуль" - "Ювентус" мы по пенальти выиграли Кубок чемпионов у "Ромы" на её "Стадио Олимпико". До того матча, равно как и после его наши болельщики подвергались атакам со стороны тифози. И ладно, если бы объектом итальянцев были ливерпульские хулз! Так нет же - страдали обычные люди, среди которых были и мои знакомые, которым я лично выбивал билеты. Они рассказывали, как забрасывали камнями их самих и их автобусы. При этом полиция флегматично взирала на хулиганов.

Год спустя семена хаоса дали ростки. Когда итальянцы опять стали бросать камни, уже на трибунах "Эйзеля", ливерпульские болельщики, помнившие Рим, перешли в наступление. Их обвинили в гибели людей, но при этом забыли об обстоятельствах, приведших к трагедии. На предыдущих выездах болельщики нашей команды вели себя чинно и миролюбиво. Так почему же после "Эйзеля" они в общем сознании вдруг стали животными?

К трагедии привела вовсе не драка на трибунах. Её причины куда глубже - состояние стадиона и организация безопасности.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Питер Робинсон, один из руководителей "Ливерпуля", незадолго до финала посетил "Эйзель". Он отметил множество просчётов в организации матча. В частности, он обратил внимание местных властей и представителей УЕФА на неразумную систему распределения билетов. Больше всего его беспокоил сектор, который был предназначен для местных болельщиков. Питер требовал, чтобы все билеты были распределены строго между болельщиками "Ливерпуля" и "Ювентуса", иначе сектор мог превратиться в смешанную и взрывоопасную англо-итальянскую зону. Нельзя было не предположить, что бельгийцы постараются заработать на фанатизме болельщиков.

Но опасения Робинсона ни местная власть, ни УЕФА не разделяли. Показалось, что "Ливерпуль" был единственной стороной, которую действительно беспокоили возможные последствия.

Клуб открыто заявил, что недоволен состоянием стадиона и организацией матча, и обратился с письмом в УЕФА. Ответ был: "Уже поздно что-то менять. Не бойтесь, всё будет на высоком уровне". Тем не менее, "Ливерпуль" обратился к своим болельщикам с просьбой воздержаться от приобретения билетов в "бельгийские" сектора.
Я возмущён тем, что после всего этого "Ливерпуль" и только "Ливерпуль" был признан виновным в трагедии!

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Когда мы прибыли на "Эйзель", не было даже намёка на возможные беспорядки. Примерно за полтора часа до начала матча мы, как водится, вышли на прогулку по полю. Не путайте с разминкой - мы даже не переодевались и просто хотели пощупать газон, привыкнуть к нему. Так поступают все и всегда. Мы прогуливались за одними из ворот. Трибуны были разделены на две части смешной преградой в виде проволоки.

На той половине трибуны, где, по плану организаторов, должны были разместиться "заградотряды" из местной публики, было очень много болельщиков "Ювентуса". Другую половину трибуны полностью занимали наши фаны. Один из них бросил нам с трибуны мяч. Инстинкт сработал, мы стали пасовать мяч друг другу, чеканить. Затем кто-то запулил мяч обратно. Фаны опять бросили нам мяч, и забава началась по новой. Всё было весело и дружелюбно. Как говорится, ничто не предвещало беды.

Но она случилась, стоило только болельщикам из Турина бросить камень в наших фанов. Те вспомнили Рим и пришли в ярость.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Я не хочу и не могу оправдывать поведение некоторых болельщиков "Ливерпуля". Но отмечу, что на этой грешной земле мало найдётся людей, которые смогут, руководствуясь библейскими заповедями, подставить другую щеку. Виноваты ли наши болельщики в том, что они оказались обычными людьми и ответили так, как ответил на их месте любой другой, в которого бросили камнем?
За то, что случилось после, по моему убеждению, большую часть вины должна была взять на себя УЕФА. Она витала в облаках и глупо надеялась, что среди тех, кто окажется на стадионе, будут только ангелы. Реалистами надо было быть - жёсткими и решительными! Болельщики "Ювентуса" не должны были провоцировать. Болельщики "Ливерпуля" не должны были отвечать на провокацию. Смешные, детские оправдания...
Сам выбор "Эйзеля" местом проведения финала был огромной ошибкой. Бельгийцы не имели представления, как работать на матчах такого накала. Безопасность была на непотребно низком уровне - тысячи людей прошли на стадион, даже не предъявив билет!

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Вспоминает очевидец.


Трибуны были до того обветшалыми, что рисковали развалиться прямо под нами. Каждый шаг приходилось делать аккуратно, так как ступени являли по сути гору щебня, по которой приходилось карабкаться наверх. Перед игрой я слышал, что наш клуб жаловался на состояние "Эйзеля", но даже не мог себе представить, что всё настолько плохо! Края трибуны были ограждены каменной стеной - такой же ветхой, как и всё здесь. Когда фаны "Ливерпуля" перешли в наступление, бедолагам некуда было деваться. Они уткнулись в стенку, которая, разумеется, не выдержала веса нескольких тысяч тел и рухнула.

И тогда, и после я слышал, что нас в секторе Z атаковали тифози. Я лично ничего такого не видел. Зато я был свидетелем, как агрессивно настроенные болельщики моей команды перескочили заграждение и пошли крушить всех и вся. Полиция? Полиция отступила и стала стеной у решёток, которые отделяли трибуны от поля. Итальянцам и туда ход был заказан...
А драка сама по себе не была чем-то выдающимся по массовости и жестокости. Всё, как обычно.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Начался бардак. Люди со всего стадиона высыпали на поле. Кое-кто пытался затеять драку, кто-то откровенно развлекался. Я видел, как фаны "Ливерпуля" принялись гонять мяч возле противоположных ворот.

К микрофону подошли капитаны команд и призвали к спокойствию. Тогда-то и поползли слухи о пострадавших и погибших. Я не верил в это, хотя и находился недалеко от событий. Когда же команды вышли на поле, я окончательно убедился, что ничего страшного не случилось...

Едва мы покинули стадион, как слухи стали обретать всё более реальную форму. Осознав это, каждый из нас попытался связаться с родными, чтобы заверить их - с нами всё в порядке. Когда мы вернулись в гостиницу, обнаружили, что наши нехитрые пожитки выброшены на улицу. Единственное, чего каждый из нас хотел - унести отсюда побыстрее ноги.

В Англии мы первым делом скупили все газеты. И в каждой были проклятия, каждая из них не пожалела чёрной краски, чтобы представить нас самым презренным скамом на земле. Когда мы поднимались на эскалаторе на ЖД-вокзале Лондона, какая-то женщина плюнула в меня и грязно выругалась. Думаю, в тот день каждый, не только я, добирался домой, втянув голову в плечи и не поднимая глаз.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!

Последовавшие после "Эйзеля" месяцы были самой настоящей пыткой. Британская пресса устроила охоту на ведьм. Для полиции каждый ливерпудлианец стал потенциальным убийцей, которого надо мочить дубьём. Чужие стадионы пели нам "Убийцы! Убийцы!"
"Эйзель" - это. сплошное враньё. Лгали чиновники УЕФА, когда признали годным для проведения финального матча Кубка чемпионов стадион, на котором было опасно проводить пионербол для школьниц. Лгали бельгийцы, которые прекрасно знали, что "Эйзель" в его тогдашнем состоянии был бомбой замедленного действия, но продолжали стричь капусту со стадиона, не выделяя на его модернизацию ни шиша. Лгала бельгийская полиция, которая утверждала, что предприняла все меры для обеспечения безопасности. Лгали и болельщики, которые перекладывали ответственность друг на друга.

Единственное, на что я надеюсь и о чём я молюсь - пускай из этого кровавого урока будут сделаны правильные выводы! Я хочу, чтобы каждый понял - человеческая жизнь важнее всего на свете и уж тем паче важнее алчности и коррупции, которые управляют футболом и обществом в целом.
Вечная память. You'll Never Walk Alone.

Ради бога, не играйте! Ведь погибли люди!


Подписывайтесь на наш канал